«До Минска шли всю ночь пешком». Истории преданных фанатов ФК «Сморгонь»

Белорусский футбол многими воспринимается исключительно по большим клубам вроде «Шахтера», БАТЭ, минского и брестского «Динамо». Многие же вообще активно болеют за команды из других стран. Но футбольная жизнь бьет ключом и в десятках провинциальных городов Беларуси, чьи команды даже не приближались к выходу в «вышку». Несмотря на это, у них есть преданные болельщики и фанаты, которые колесят за любимыми клубами по всей стране.

 

Этим совместным материалом с БК LEON мы завершаем проект «Фанаты минора», в котором рассказывали о тех, кто остался верен командам из родного города до конца и не променял их на грандов. В этот раз мы пообщались с фанатами «Сморгони». За последние десять лет местная команда, кажется, приросла к первой лиге и особо не претендовала на повышение в классе, но это никак не влияет на желание местных парней болеть за родной клуб.

Когда-то в 37-тысячном райцентре был настоящий футбольный бум. В начале двухтысячных «Сморгонь» после девятилетнего перерыва вернулась в Д2, а в 2006-м под руководством Георгия Кондратьева на три года заскочила в элиту. Клуб подписывал контракты с бразильцами Оливейрой и Негрейросом, но в итоге скатился в первый дивизион, где обитает до сих пор. Сейчас коллектив, возглавляемый бывшим полузащитником сборной Беларуси Вячеславом Геращенко, разместился на шестом месте турнирной таблицы.

Вырос в футбольной семье и провел на фанатском секторе революцию

Все взлеты и падения местной команды прошли на глазах местного болельщика Виктора Шашова. В середине «нулевых» он вместе с другом реформировал местный фанатский сектор и до сих пор приходит на стадион поддерживать любимый клуб.

— Футбол я полюбил с ранних лет — отец в свое время достаточно долго играл за местную команду «Станкостроитель», — начинает разговор Виктор, с которым мы встретились на местном стадионе «Юность». — Мне было пять лет, и я вместе с ним ездил на гостевые матчи. Дома меня тоже везде окружал футбол: на стенах висели вымпелы команд, отец постоянно дарил мячи…

Виктор Шашов

В какой-то момент Виктор тоже решил пойти по стопам отца и записался в местную ДЮСШ. Правда, профи так и не стал, но ярко проявил себя в качестве преданного болельщика «Сморгони».

В 2002-м команда вышла в первую лигу, и народ массово пошел на стадион. Костяк команды состоял из местных и приезжих футболистов.

— Одной из наших легенд был Владислав Дуксо — сын поэта Марьяна Дуксо, — вспоминает Шашов. — Он «капитанил», поиграл за команду во всех лигах, его болельщики любили и любят до сих пор. Кстати, сейчас за нас выступает его сын Матвей, забивший в недавнем матче «Ошмянам». Хороший парень растет, рвать на поле будет. Очень любили у нас шустрого и накачанного нападающего Андрея Шаблинского по прозвищу Бэтмен, одной из любимых кричалок было: «Бэтмена на поле!» Он считался нашей палочкой-выручалочкой. Сейчас живет в Ивье и иногда играет на первенстве Гродненской области. Вообще, мы любили всех и к приезжим относились как к местным.

Свой фанатский движ в Сморгони зародился тогда же — в начале «нулевых». По словам Виктора, ребята, хоть и поддерживали команду, иногда вели себя крайне вызывающе.

— Вместе с фанатами я стал ездить за матчи с 2002 года. Помню, как на поездку в Лунинец к «Граниту» нам местные власти выделили «Икарус». Это при том, что сам «Гранит» тогда ездил на скромном автобусе ЛиАЗ. На обратном пути один из старших фанатов выломал форточку, и было жутко холодно, — говорит Виктор. — Поведение этих ребят меня не устраивало, и вместе с ровесниками мы ушли на противоположную трибуну. В какой-то момент у «Сморгони» одновременно было даже два фанатских сектора. Вдвоем с фанатом Сашей Баталовым, царство ему небесное, мы много покатались по Беларуси. Ночевали на вокзалах, и это было нормальное явление. Часто денег на еду не было, и мы нередко обращались за помощью к футболистам, которые всегда поддерживали и покупали нам продукты. Молодечненские ребята Дима Вышинский и Сергей Дорохович всегда нам помогали. Саша мне как-то сказал: «По тридцать выездов с тобой откатаем и закончим». Так вышло, что на тридцати он и остановился. Его убили случайно в Сморгони…

Виктор вспоминает, что фанаты «Сморгони» дружили с фанами «Дариды», «Минска» и мозырской «Славии», а вот по соседству в Гродненской области нажили себе настоящего врага — фанатов «Лиды». Из-за истории, о которой не хочет распространяться Шашов, болельщики двух команд друг друга не любят до сих пор, и каждый очный матч считается важным противостоянием.

— Для футболистов двух команд эти матчи тоже имеют важное значение, но все-таки не такое, как для болельщиков, — продолжает собеседник. — Исторически сложилось, что наши поединки с «Лидой» и «Слонимом» всегда были тяжелыми.

В свое время на домашние встречи «Сморгони» приходило больше ста фанатов, поддержать команду приезжали даже ребята из Островца. Сейчас же явка в разы скромнее, а костяк составляет местная молодежь. Несмотря на это, Шашов до сих пор приходит на фанатский сектор, хотя делает это намного реже, чем прежде — много времени занимает работа в фирме по продаже запчастей. Но за новостями «Сморгони» следит постоянно.

В БК LEON вы можете сделать ставку на матчи практически всех футбольных лиг, в том числе минорных. В Беларуси, кроме «вышки», можно ставить на матчи первой лиги

— Команда в моем сердце навсегда, и никогда его не покинет, — говорит Виктор. — Правда, хотелось бы, чтобы за «Сморгонь» больше своих ребят выступало. Они ведь есть, но играют сейчас за другие клубы, где им предложили более хорошие условия. Возвращение в высшую лигу? А мы не особо этого хотим. Игра там требует солидных финансовых вложений, а нам их брать негде. Ну, нет предприятий в городе, которые могли бы дать деньги под такие задачи. Да, в высшей лиге другой уровень футбола и фан-движи, за которыми интересно смотреть. Но нам и в первой лиге уютно, и мы будем поддерживать клуб независимо от того, где он играет.

Пришел на первый матч в шарфике «Реала», а на «выезд» шел всю ночь пешком

Если за плечами Шашова был футбольный бэкграунд, то его товарищ Никита Рубан пришел на стадион тотальным «неофитом».

Никита Рубан

— Стадион я начал посещать, когда еще в школу не ходил. Мы просто с друзьями со двора собирались и шли на «Юность». С нами была моя сестра, которая в будущем даже пробила несколько выездов, а после матчей мы брали мяч и гоняли его во дворе, — говорит Никита. — Фанатом стал в 2007-м, когда «Сморгонь» вышла в высшую лигу. Захотелось чего-то новенького и сидеть просто так на трибуне уже стало неинтересно. Мне тогда 16 лет было. Понятия о фанатском движении, шарфиках, зарядах вообще не имел, и мы ездили на игры с тем, что у нас было. На матч с БАТЭ я поехал с шарфом «Реала», а кто-то повез с собой белорусский флаг, который в итоге потеряли в дороге. Вот так, как бы смешно не звучало, мы и поехали на первую игру.

Никита со старта так втянулся в фанатское движение, что стал ездить на каждую гостевую встречу, и в том же 2007-м «пробил золотой сезон» — посетил все домашние и гостевые матчи «Сморгони».

— Выезды стали для моего поколения романтикой, — говорит он. — Поездка в другой город — это что-то новое и неизведанное. Новые люди, новые знакомства. Мы, к примеру, приезжали в Могилевскую область и слышали уже другой говор, встречали совершенно новых людей. Это был достаточно интересный опыт. Только начиналась учебная неделя, как мы уже думали: «Скорей бы выходные наступили!»

Матчи «красно-черных» в том году постоянно припадали на учебную субботу, из-за чего Никите и его друзьям приходилось постоянно прогуливать школу. Изюминку ситуации добавлял тот факт, что предмет «Человек. Общество. Государство» классу Рубана преподавал директор школы.

— В понедельник, когда приходили в школу, нам казалось, что уж в этот раз что-то нам за очередной будет, — улыбается собеседник. — Но нет. Он просто говорил: «Здравствуйте, ребята! Как сыграли? С победой!»

Никита признается, что, как и любой фанат, старался не платить за проезд в дизелях, и нередко бегал по вагонам от контроллеров. Из-за этого произошел любопытный случай.

— Это случилось накануне матча с солигорским «Шахтером». Произошло все после полуночи под Молодечно, — улыбается Никита. — Обычно мы выпрыгивали из тамбура и перебегали один вагон дизеля, а тут решили пробежать два. Силы не рассчитали, и двери передо мной и моим товарищем закрылись. В итоге по шпалам пошли ночью на Минск, к утру дошли до Заславля. Там попили водички и на переезде тормознули «Жигули», в которых сидели трое парней. Повезли они нас через Заславль на трассу. Остановились на дороге, и кто-то сказал: «Это дорога на Минск. Машины ходят редко, но метко. Кого-то остановите». Но ни одной мы так и не остановили. В итоге пешком дошли до Ждановичей. Сил просто не было, и мы еле успели на электричку. Остальные ребята просто ржали с нас. Прошли по итогу больше тридцати километров. Теперь я сам знаю, что ощущает брестский фанат Вася Пешеход, добирающийся на матчи пешком.

Все крупные торговые центры, где можно было прикупить стильную одежду для фанатов, находились вдали от Сморгони, но ребята все равно старались быть в теме и не отставать от моды.

— Нашими бутиками были секонд-хэнды, где мы просто скупали одежду, — вспоминает Рубан. — Когда только начинал фанатеть, у меня были кроссовки «Конверс» с зелеными шнурками. Так Витя заставил меня их снять и отдал свои кроссы белого цвета. Это же рэперская считалась тема, а мы фанатами были. Из ситуаций выходили как могли. У меня была черная кофта белорусского производителя «Полесье», и я на нее пришил значок бренда Stone Island. Так находились люди, которые к мне подходили и говорили: «Продашь?»

Последние шесть лет Никита живет и работает в Минске, воспитывает ребенка, но в выходные дни все равно срывается на матчи, чтобы поддержать команду. Делает это не так часто, как раньше, но родную «Сморгонь» не забывает.

— Возможно, наша фанатская романтика не такая горячая и огненная, как прежде, но она все равно осталась с нами. Каждый выезд все равно несет что-то новое. Даже если в этом городе ты уже двадцать раз был. Так что это чувство все равно осталось и никуда от нас не ушло.


tut.by